Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

aeney

Френдомарафон возвращенки

Все правильно заголовок прочитали? То-то же!)) Я решила вернуться в "Уютненькую". Хотя бы потому, что нехорошо просто так забрасывать блог, тем более такой симпатичный, как у меня. А ещё я поняла, что если не буду вести дневник (именно эта функция блогинга меня больше всего привлекает), то непременно слечу с катушек. Или просто взорвусь от переполняющих меня эмоций.

Поэтому я решила, что для начала неплохо бы завести френдомарафон, со всеми заново познакомиться и подружиться. Поди плохо? Так что присоединяйтесь, у меня ни френдополитики, ни цензов возрастных, финансовых, нравственных нет, я всем рада. Единственное что, не будьте пожалуйста занудами, и тогда мы непременно поладим)) Welcome!

ОБО МНЕ: Я Кира, и я - это всего понемножку. Немножко художник (мои работы можно посмотреть по тегу #арт и #портреты), немножко литератор (три написанные повести до сих пор мне не могут простить, что я забросила это дело), немного танцовщица, немного путешественница и практикующий лингвист-переводчик, и самую капельку - хиппи.

Всем peace!

aeney

Бьюсь об заклад

Харрис в очередной раз посмотрел на часы – было начало четвёртого. Потом отодвинул от себя пустой стакан, намекая бармену, чтобы повторил. Тот налил ещё Джемесона и ухмыльнулся. Барная стойка в Paddy's давно превратилась в причал для ожидания. В зеркалах за спиной бармена отражались все входящие и выходящие, в то время как сам ты мог сохранять инкогнито до того момента, пока не повернешь голову.

Входная дверь скрипнула, а потом захлопнулась. Харрис увидел в отражении высокого и худощавого мужчину тридцати лет. Это был Том Лессинг, спортивный обозреватель «Филадельфия инквайрер». Он щурился сослепу, пытаясь разглядеть во мраке нужного человека.

- Ну и долго ты будешь там стоять? – окликнул его Харрис.

- О! Ты уже здесь! – обрадовался Лессинг и подошел к стойке, - Джин-тоник, пожалуйста!

- Я уже давно здесь. Для человека твоей профессии мог бы проявить большую пунктуальность, особенно когда сам назначаешь встречу.

Collapse )

aeney

Barrios

Я снова со всей самоотдачей запил - осталась неделя на острове. Точнее, мне осталось восемь дней. Я уже пообвыкся тут, прижился, нашел места, где меня подкармливают, подпаивают и накуривают. Уже потемнел лицом и понаторел в испанском, даже в тех его разновидностях, которые поначалу казались абсолютно непонимабельными. На одном из таких говорит Лазарь, иногда кажется, что с этой бестией я до конца жизни буду объясняться на пальцах. Зато с Мильтоном мы уже свободно общаемся, и, надо сказать, эта возможность дорогого стоит.

Мильтону 45 лет, хотя выглядит он моложе. На этой черноте не разглядеть морщин. Лазарь тоже кажется моложе, иногда даже моложе меня.

_1d1qCuzlgg.jpg

Collapse )

aeney

Вы все забудете

А знаете, ничего и не изменилось. Всё так же светит солнце, всё так же едут мимо автомобили, всё так же идут по своим делам люди, улыбаются и смеются. И будто бы не было вовсе того чёрного понедельника, когда прогремел взрыв. И всех предшествующих ему взрывов тоже не было. 2010-й, 2011-й, Домодедово, где они? Вся страна впала в траур на один-два дня, а потом всё равно забыла. Люди не помнят зла. Не хотят помнить. Потому что, если помнить всё зло, размазанное по планете тонким слоем смолы, то хоть сейчас в петлю лезь.

В этом, наверное, и заключается взросление - прийти к осознанию того, что мир это большая выгребная яма, наполненная алчностью, ненавистью и лицемерием. Жизнь человека в таком мире не стоит ломаного гроша. Нас семь миллиардов, кому есть дело до погибших и изувеченных в этом метро? Через неделю все уже забудут. Помнить будет только женщина, выплакавшая все глаза по погибшему мужу, и студентка-первокурсница, лишившаяся ноги.

Collapse )

aeney

Это не жизнь такая, это я такой

"Stop whining like a schoolgirl" (с) Антон Z.

Как-то мне сказали с сарказмом, что я-де мастер утешений, на что я только пожала плечами и ответила: За утешениями это не ко ме. Я могу ободряюще потрепать по плечу человека, которому это действительно нужно, но поддерживать и жалеть нытика, который изливает на меня потоки унылой слизи, рассказывая, как жесток этот мир - я не могу. Минимум, чего он от меня дождётся - это равнодушие, макимум - это презрение и гнев.

Поэтому я не утешаю, я предлагаю варианты решения проблемы. И если вижу, что человеку эти варианты на хрен не нужны, и он просто ноет чтобы ныть, что ж, я умываю руки.

Collapse )

aeney

Очень плохой Макс Фрай

Дочитала очередную книгу Макса Фрая "Мастер ветров и закатов". Даже не дочитала, а домучила, через силу, по принципу "не ебёт, уплочено". Потому что - никогда и подумать не могла, что скажу так о своём любимом авторе, но факт остаётся фактом - как же отвратительно она написана!

Я в шоке. Вот честно, не ожидала от него. От неё. Не важно. Многие говорят, что со временем автор исписывается, так что ко всему надо быть готовым, но тут автор даже не исписался, а как будто впал в детство и его немедленно заставили есть остывшую манную кашу. Ну, то есть писать очередную серию о приключениях сэра Макса из Ехо.

Collapse )

aeney

Чарли Уоттс

Закончила портрет Чарли Уоттса гуашью на акварельной бумаге. Одновременно с этим закончила читать "Хроники Ехо", в которых есть совершенно восхитительный сэр Шурф Лонли-Локли, списанный с Чарли Уоттса. Ох, как же я люблю Шурфа! Читала "Дар Шаванахолы", и плакать хотелось от умиления, когда он носился со своей Незримой Библиотекой))

А ещё мне очень нравится, как в этих книгах описана его дружба с Максом. Они ведь лучшие друзья. Причём, так умело передано само это понятие "мой лучший друг", так красиво, что хоть плачь. У меня-то лучшего друга нет. Был, да весь вышел.

aeney

О ненависти к релятивизму и о друзьях

Релятиви́зм (от лат. relativus - относительный) - методологический принцип, состоящий в метафизической абсолютизации относительности и условности содержания познания. Наиболее близкое мне отражение этот взгляд на мир нашёл в выражении "Nothing is true, everything is permitted", а в общении с окружающими я регулярно слышу фразы вроде "вообще-то всё относительно" или "всё у каждого своё".

Я, наверное, старею, но, если раньше я бы с радостью согласилась с этими релятивными установками, то сейчас я плавно перешла к тому периоду своей жизни, когда фраза "вообще-то всё относительно" вызывает у меня приступы необычайного гнева. Потому что НИ ХЕРА НЕ ВСЁ ОТНОСИТЕЛЬНО!!! И потому что "нельзя жить и выжить в мире, где всё для каждого - своё".

Есть мнение, что нельзя делить вещи только на чёрное и белое, и я с ним вполне согласна. Кроме чёрного и белого есть ещё куча оттенков серого, выбирай любой, НО! При этом чёрное всё равно останется чёрным, а белое - белым. Эти два полюса - два абсолюта, на которых стоит мир. И никак иначе. Лиши мир абсолютов (вроде понятий о добре и зле или фундаментальных законов физики), и он развалится, как дом на прогнивших сваях.

Если человек говорит, что всё относительно, то для меня это означает, что он ни во что не верит и ни за что не стоИт по-настоящему. И ни за что-то он глотки рвать не готов. А я готова.

И от этого я всё чаще ссорюсь с людьми, потому что всё чаще в роли вожделенного абсолюта оказываюсь я сама. В споре я больше не киваю неопределённо головой, типа "ну да, наверное ты права, у каждого свой взгляд на вещи", и не веду себя как мямля. Теперь я повышаю голос и говорю резко, вырубая топором слова "НЕТ, неправда, ты не права!". В общем, делаю ровно то, за что сама себя посчитала бы невыносимо надменной. "Моё мнение верное, твоё - нет".

aeney

"Не надо крайностей"

Знаете, кто ваш враг? Тот, кто говорит "Не надо крайностей".

Я обещала подруге, что разовью эту тему, а обещания надо держать, пускай даже в мелочах. "..хм, обычно же наоборот говорят, что впадать в крайности это вредно и вообще, надо быть гибким и все такое" - написала мне она. И я задумалась. Негативизм, присущий моему характеру, сразу подтолкнул меня к мысли, что быть гибким равно быть терпилой. Моя гибкость мне особого добра не сделала, зато многие люди отлично прокатились у меня на загривке. Поэтому гибкость характера - отстой.

Поэтому я не люблю искать компромиссы, поэтому у меня начинает люто бомбить, когда кто-то заговаривает о толерантности ради самой толерантности... и да, поэтому из меня всегда был херовый парламентёр. Однако, чтобы жить в социуме, приходится наступать на горло собственной песне и находить кой-какие точки соприкосновения с людьми. Даже такому радикалу, как я.

Collapse )

aeney

Простые волшебные вещи

Я вижу себя на осенних улицах Праги, в немноголюдной кофейне где-то в Старом Городе. Уже середина октября, и заморозки ударили раньше обычного. Я кутаюсь в зеленый плащ и обнимаю ладонями горячую чашку американо. От нее идет ароматный пар, и у меня идет пар изо рта. На улице холодно, и солнце неспешно поднимается из-за остроконечных шпилей собора Святого Вита. Еще нет и двенадцати, и брусчатка под моими ногами только начинает прогреваться под лучами ленивого осеннего солнца. Воздух пахнет замерзшими водами Влтавы, каштанами, корицей и вишневым табаком от соседнего со мной столика. За ним сидит красивый молодой мужчина, курит и пьет какой же кофе, как у меня. И рассеянно озирается по сторонам, словно только что проснулся. Он похож на иноземца, потерявшегося во времени, и от этого мне чертовски хочется подойти и поцеловать его, но я этого не делаю, кто знает, может он вовсе не из наших. Гладкая столешница покрыта испариной и блестит. Скоро хозяин кофейни уберет столики внутрь. На хорошую погоду осталась от силы неделя, и с наступающими холодами в них больше не будет необходимости.

Я смотрю в свою чашку и силюсь увидеть хоть какое-нибудь пророчество. Вытягиваю ноги под столом и сладко потягиваюсь. Мне кажется, что я здесь уже была, хотя на самом деле меня здесь никогда не было. Со мной всегда так. Я лучше всего знаю города, на улицы которых никогда не ступала моя нога. В этом мой дар. Мне даже приятно иногда думать, что я волшебница. Не из тех, что вершат судьбы мира, нет. Скорее из тех, что обладают какой-нибудь милой бесполезной способностью вроде гадания на кофейной гуще или путешествий во сне. Что, если я сейчас встану и поспешу вниз по улице? Я уверена, что за первым же углом я увижу усаженный кедрами и тополями сад с мраморными лавочками, с голубями, подбирающими крошки, и маленьким фонтаном, испускающим несмелые печальные трели где-то в глубине.

Collapse )