?

Log in

No account? Create an account

Снова за старое

Название "Солнечно о свободе" было нагло скопипизжено у моего славного приятеля Антона Z. Позднее, когда мы оба станем знаменитыми, он сможет со мной замечательно посудиться на предмет авторства.

Этот ЖЖ я заводила себе лет восемь назад, а то и больше, когда мне вступила идея осваивать новые веб-пространства. Одно хорошо, что меня быстро отпустило, и журнал заглох на четырёх мрачных постах. А сейчас мне 28, я вроде бы должна была повзрослеть, но к счастью этого так и не случилось. Зато успела бросить один институт и поступить в другой, сменить пару-тройку работ и с полдюжины раз влюбиться; написала три романа, которые собирают пыль в шкафу, нарисовала около сотни портретов, и опять принялась за старое. Буду делиться своими шальными идеями, набросками, приключениями и путешествиями.

Короче, мне всегда было и есть, что рассказать. Уж что-что, а это я умею.

Все правильно заголовок прочитали? То-то же!)) Я решила вернуться в "Уютненькую". Хотя бы потому, что нехорошо просто так забрасывать блог, тем более такой симпатичный, как у меня. А ещё я поняла, что если не буду вести дневник (именно эта функция блогинга меня больше всего привлекает), то непременно слечу с катушек. Или просто взорвусь от переполняющих меня эмоций.

Поэтому я решила, что для начала неплохо бы завести френдомарафон, со всеми заново познакомиться и подружиться. Поди плохо? Так что присоединяйтесь, у меня ни френдополитики, ни цензов возрастных, финансовых, нравственных нет, я всем рада. Единственное что, не будьте пожалуйста занудами, и тогда мы непременно поладим)) Welcome!

ОБО МНЕ: Я Кира, и я - это всего понемножку. Немножко художник (мои работы можно посмотреть по тегу #арт и #портреты), немножко литератор (три написанные повести до сих пор мне не могут простить, что я забросила это дело), немного танцовщица, немного путешественница и практикующий лингвист-переводчик, и самую капельку - хиппи.

Всем peace!

Сегодня утром делала домашку по испанскому, читала про то, как завязать с курением марихуаны. Там писали, что "Si te es posible, duerme la mayor parte del tiempo en las primeras etapas de la abstinencia". Мол, если шибко таращит, спите побольше, пускай синдром отмены проходит как-нибудь без вас.

У меня вроде никакой абстиненции не наблюдается, но люблю иногда средь бела дня подавить на массу пару часиков. Так вот, сегодня в сиесту приснилось мне, что взяли меня на работу в довольно симпатичный крафтовый бар. Ничего особенного, таких десятки по всему городу раскиданы, но я подумала: "чёрт подери, а ведь для первого места работы в этой сфере - очень неплохо!"

Я же всегда об этом мечтала: работать в баре, знать все 150 сортов пива наизусть и уметь о них красиво и вкусно рассказать; привечать радушной улыбкой тех, кто забрел в гости случайно, или же, уперевшись в прилавок татуированным локтем, слушать россказни "прописавшихся" выпивох. И держать под прилавком алюминевую биту, куда ж без неё!

Вот это была бы жизнь! Зашибись была бы жизнь, скажу я вам. Но для начала и так неплохо.

Но потом во сне я вспомнила, что платить по первости будут сущие копейки, а значит бросить постылый офис мне, лимите иногородней, будет не по карману. И чего делать?! Так этот вопрос и повис в воздухе, когда я проснулась.

ЗЫ: фотку упоротого дятла взяла у "Выдержки". С уважением.

Бьюсь об заклад

Харрис в очередной раз посмотрел на часы – было начало четвёртого. Потом отодвинул от себя пустой стакан, намекая бармену, чтобы повторил. Тот налил ещё Джемесона и ухмыльнулся. Барная стойка в Paddy's давно превратилась в причал для ожидания. В зеркалах за спиной бармена отражались все входящие и выходящие, в то время как сам ты мог сохранять инкогнито до того момента, пока не повернешь голову.

Входная дверь скрипнула, а потом захлопнулась. Харрис увидел в отражении высокого и худощавого мужчину тридцати лет. Это был Том Лессинг, спортивный обозреватель «Филадельфия инквайрер». Он щурился сослепу, пытаясь разглядеть во мраке нужного человека.

- Ну и долго ты будешь там стоять? – окликнул его Харрис.

- О! Ты уже здесь! – обрадовался Лессинг и подошел к стойке, - Джин-тоник, пожалуйста!

- Я уже давно здесь. Для человека твоей профессии мог бы проявить большую пунктуальность, особенно когда сам назначаешь встречу.

Read more...Collapse )

Barrios

Я снова со всей самоотдачей запил - осталась неделя на острове. Точнее, мне осталось восемь дней. Я уже пообвыкся тут, прижился, нашел места, где меня подкармливают, подпаивают и накуривают. Уже потемнел лицом и понаторел в испанском, даже в тех его разновидностях, которые поначалу казались абсолютно непонимабельными. На одном из таких говорит Лазарь, иногда кажется, что с этой бестией я до конца жизни буду объясняться на пальцах. Зато с Мильтоном мы уже свободно общаемся, и, надо сказать, эта возможность дорогого стоит.

Мильтону 45 лет, хотя выглядит он моложе. На этой черноте не разглядеть морщин. Лазарь тоже кажется моложе, иногда даже моложе меня.

_1d1qCuzlgg.jpg

Read more...Collapse )

Me recuerdo

А я пожалуй что форменный мудак. Две недели уже провел на этом острове так называемой свободы, и третья уже скоро подойдёт к концу, а в моём блокноте практически пусто. С десяток страниц дневниковых записей, но из них только две-три можно использовать для книги.

Единственное, чему тут учишься, так это безделью, особенно когда под рукой такой выдающийся преподаватель, как Лазарь. Я бы лучше смог написать историю о гаванском бездельнике, чем о старике Августе. И под гаванским бездельником я подразумеваю не только Лазаря, я и сам давно уже вступил в эту выдающуюся гильдию... А вот чему я НЕ научился здесь за прошедшие недели - так это как следует жить.

Я валяюсь на пляже, чернея с каждым днём, выпиваю по бутылке рома за вечер, курю ямайскую дурь, уже распробовал и приучился, и угощаю своих быстроприобретенных друзей выпивкой и сигаретами. И всё это здорово, но что-то мне кажется, что жизнь на острове должна быть какая-то другая. Крайслер поднял бы меня на смех. Я же сижу, дую щёки, чешу бороду и ломаю голову, какого ж это хрена?

Read more...Collapse )

Женские голоса тут вообще противные на мой вкус. Визгливые, резкие, неровные, как будто от горячего воздуха и морской соли у кубинок деформируются связки. Еще ни разу не встретил женщину, которую было бы приятно слушать. Трогать – да, а слушать – нет, это вряд ли.

Говорят, что Сьенфуэгос – самый чистый город на Кубе. За два дня исходив его вдоль и поперёк (невелик подвиг на самом деле), я убедился, что не обманывают, действительно чистый. И притом чертовски скучный. Трёхчасовой переезд из Варадеро был и то богаче на впечатления, чем прогулка по раскаленным добела улицам Сьенфуэгос. И если бы не день на водопадах Эль Ничо, я бы даже пожалел, что вообще сюда сунулся.

Поэтому сейчас я сижу в автобусном терминале, гудящем от женской трескотни, кашля и детского плача,  и испытываю чувство облегчения от того, что часов через шесть снова окажусь в объятиях любимой Гаваны. Ну ее к черту, эту провинцию.

Read more...Collapse )

Саморефлексия

Устроила себе спринтерский забег - разогнаться двумя стаканами сидра и успеть записать всё, что чувствуешь, пока не отпустило. Убедиться в том, что ещё не утратила навык складывать слова в предложения и излагать свои мысли именно таким образом, чтобы на бумаге получалось то, что надо. Не больше и не меньше.

Черкаю много. Хоть и не пишу уже давно, но успел выработаться свой стиль, и слова ложатся на бумагу строго в его пределах. Чуть одно выбьется - перечёркиваю и вписываю другое. С опытом вырабатываешь чутьё к таким вещам. Чуть в сторону - и нет, уже не годится. Строгость формы - наше всё. Знали бы сторонние наблюдатели, какого труда стоит держать себя в рамках и не распускаться, не пускаться в словоблудие. Даже если не знаешь, о чём писать, напиши хоть об этом, но только так, как следует.

Я НЕ ЗНАЮ, О ЧЁМ ПИСАТЬ.

Read more...Collapse )

Вы все забудете

А знаете, ничего и не изменилось. Всё так же светит солнце, всё так же едут мимо автомобили, всё так же идут по своим делам люди, улыбаются и смеются. И будто бы не было вовсе того чёрного понедельника, когда прогремел взрыв. И всех предшествующих ему взрывов тоже не было. 2010-й, 2011-й, Домодедово, где они? Вся страна впала в траур на один-два дня, а потом всё равно забыла. Люди не помнят зла. Не хотят помнить. Потому что, если помнить всё зло, размазанное по планете тонким слоем смолы, то хоть сейчас в петлю лезь.

В этом, наверное, и заключается взросление - прийти к осознанию того, что мир это большая выгребная яма, наполненная алчностью, ненавистью и лицемерием. Жизнь человека в таком мире не стоит ломаного гроша. Нас семь миллиардов, кому есть дело до погибших и изувеченных в этом метро? Через неделю все уже забудут. Помнить будет только женщина, выплакавшая все глаза по погибшему мужу, и студентка-первокурсница, лишившаяся ноги.

Read more...Collapse )

Суть бытия

The secret of creativity is knowing how to hide your sources..